21:12 

Сборник драбблов по МЕ

драконы и ибупрофен
If you want something done — do yourself!
Свалка мелких текстиков)).

Автор: dragons_and_ibuprofen
Персонажи: Адриэн Виктус, Урднот Рекс, ф!Шепард/Гаррус (кудыж без них-то), еще кто-нибудь потом прибежит
Драбблы, гет, джен.
Дисклеймер: отказываюсь
Саммари: по ходу пьесы


По заявке "Гаррус/ф!Шепард, разное восприятие запахов и реакция на парфюмерию друг друга. Можно R+".

Гаррус чихает отрывисто и тихо, словно кошка. Громко фыркает и утыкается в подушку.

Аллергия, мать ее.

Вздохнув, Шепард поднимается с кровати и идет в душ. Там она берет тюбик с новым шампунем и изучает этикетку. Черт бы побрал «сладость манго». Из-за этой дряни часть драгоценного вечера потеряна.

Шампунь глухо бухается в мусоросборник. Шепард врубает воду и встает под тугие теплые струи. Когда она уже запомнит: только детское мыло, только хардкор.

После мытья ей кажется, что все тело скрипит от чистоты при любом движении. Кожа, распаренная и розовая, светится изнутри. Волосы рассыпаются непослушными завитками. Веснушки ярко сияют на носу. Зато никакого манго — от Шепард пахнет, как от младенца.

Она возвращается и ныряет к нему под одеяло.

Можно подумать, что Гаррус спит. Он лежит на боку, расслабленная рука свешивается с кровати. Дыхание ровное и размеренное, но вот приподнятые мандибулы — это признак улыбки.

Притворщик.

— Подъем, солдат.

Шепард тормошит его за плечо — никакой реакции. Тогда она щекочет его мягкий живот.

Реакция следует мгновенно. Две стальные ручищи подхватывают Шепард и с размаха опрокидывают на кровать. Гаррус нависает над ней, край костяного выступа опасно упирается ей в грудину.

Шепард цепляется за его плечи, пальцы скользят по прохладным пластинам природной брони и горячим жгутам мышц.

Она тянется к нему и поочередно целует плотно сжатые мандибулы. Трется щекой о жесткую скулу. Взглядом лихорадочно ловит каждую трещинку, каждый изгиб, каждый скол на костяной маске. Прижимается губами к горячей коже под челюстью и глубоко вдыхает: Гаррус пахнет солоно и горько, словно океан на Вермайре.

Океан, готовый поглотить ее с головой.

***


По заявке "Адриэн Виктус, Рекс: разговор по душам. NH".

Он никогда не был на этом корабле раньше. Зато помнит ту, старую добрую «Нормандию», обломки которой утопают в снегах Алкеры. Здесь же все новое, непривычное. И запах другой: слишком много чужаков.

Вот и один из них в конференц-зале. Стоит возле смотрового окна, ждет остальных. Высокий, с тонкими костями, что прочнее самой твердой стали. Взгляд у него острый, цепкий. Смотрит, будто гарпуном насквозь прошивает. Не молод, но по сравнению с Рексом еще ребенок. От него терпко пахнет железом.

Имя у него хорошее — Адриен Виктус. Такое здорово будет смотреться на каменном надгробии. Рекс представляет себе мертвого Примарха и ухмыляется. Приятная мысль тешит застарелую ненависть.

— Слушай, а если я скажу, что дам вам солдат в обмен на твою жизнь? Выйдешь в шлюз?

Виктус смотрит на него внимательно, слегка наклонив голову. Его мандибулы едва заметно раздвигаются в усмешке.

— Это деловое предложение?

— Нет, шучу, — смеется Рекс. — Нахрен ты мне нужен.

— Жаль. Я уже подумал, что легко отделался.

Виктус подходит к нему сам. Близко, на расстояние вытянутой руки. Рексу приходится повернуть и наклонить голову, чтобы держать собеседника в поле зрения. На Виктусе нет брони, просто одежда. Тонкая ткань, которая распадется при малейшем усилии. Под ней тело, покрытое костяным панцирем и хрящевыми пластинами. Турианца непросто убить голыми руками, но при большом желании можно. Только сосредоточится надо на мягком подбрюшье — там природной защиты нет, только тонкая кожа, а под ней идет крупная артерия. И кровь в ней ярко-синяя. Виктус бы умер быстро.

— И все же… Чего тебе надо, Рекс?

— Я скажу, когда придут Шепард и далатресса. Но ты ведь догадываешься, о чем пойдет речь.

— Генофаг, — тихо говорит Виктус. В его взгляде появляется обреченность. — Но что я могу сделать? Я ведь не волшебник.

Рекс ухмыляется. Ему сейчас так смешно, что даже фантазия об убийстве Виктуса отходит на второй план. Какими же покладистыми становятся турианцы, когда им пятки начинает припекать.

— Ты попробуй, поколдуй. Вдруг выгорит, и Жнецы от вас отвалят. А то знаешь, какая-то ерунда получается. Вы со своими дружками-саларианцами сделали все, чтобы уничтожить нас. А чуть прижмет — просите помощи.

Глаза Виктуса вспыхивают желтым огнем. Он вскидывает голову и как будто становится выше. Мандибулы у него вздрагивают от едва сдерживаемого гнева. Рекс ждет ответа — хотя бы на словах, но из коридора уже доносятся голоса Шепард и далатрессы.

Виктус проглатывает издевку, молчит и отступает.

Рекс подмигивает ему напоследок. Он уже знает, что на этих переговорах у него будет двое союзников, а далатресса останется в одиночестве.

***


Непрогретый двигатель Мако взревел как голодный варрен. Пройдет немного времени, и рев превратится в едва слышное урчание. Зверь, а не машина.

Хотя для кого-то Мако был не зверем, а игрушкой. Шепард сейчас выглядела очень довольной. Она бережно протерла ладонью панель управления и сказала с улыбкой:

— Готовьтесь, парни. Сейчас погоняем.

Гаррус пристегнулся и вцепился рукой в ремень, жалея, что здесь не предусмотрена какая-нибудь дополнительная защита. Напротив сидел бледный Кайден. Его губы беззвучно шевелились.

Гаррус кивнул ему:

— Ты чего?

— Молюсь.

***


По заявке "У Шепард длинные волосы".

Шепард почти всегда спит на боку. Поджимает колени к груди, скрюченными пальцами цепляется за подушку. В ее лице нет расслабленности: уголки губ опущены, между бровей залегает крошечная темная складка. Действительность не отпускает Шепард даже во сне: она всегда готова к отскоку, словно гигантская стальная пружина.

Напряжение. Единственное, что не подчиняется ему в теле Шепард — это волосы. Мягкие и тонкие, они растекаются рыжими ручейками по светлому постельному белью.

Гаррус знает: касаться напряженного тела нельзя — Шепард тут же проснется и подскочит с вопросом «Что случилось?».

Трогать волосы можно. В них нет нервных окончаний — люди их даже ножницами режут и боли не чувствуют.

Он осторожно отделяет когтем одну прядь, пропускает ее между пальцев. На ощупь как нитки, только тонкие и прочные.

Намотав волосы на палец, Гаррус придерживает их и рассматривает. Они даже блестят, только очень тускло. И греют, как теплая ткань. Он отпускает прядь — она тут же раскручивается и падает на подушку.

Интересная эта штука — волосы.

Гаррус перекатывается на другой бок и садится, стараясь не шуметь. От пола тянет прохладой: он зябко поджимает пальцы на ногах — когти едва слышно цепляют по металлу.

У Шепард нет острых когтей и твердых пластин. У нее есть длинные волосы и мягкая кожа, покрытая россыпью золотистых точек. Еще есть хрупкие кости и мышцы, пронизанные напряжением. Вполне веские причины для него оставаться с ней и пройти путь до самого конца.

@темы: фикло мое тяжкое, фемшеп, фанфик, турианцы, драббл, джен, гет, гаррус вакариан, shakarian, mass effect, PG-13, PG, G

URL
Комментарии
2017-02-26 в 21:46 

Аманита
Мильва, Лоухи, Ангрбода...
Прекрасные драбблы! :inlove:

2017-02-26 в 21:50 

драконы и ибупрофен
If you want something done — do yourself!
Аманита, спасибо:squeeze:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

lair of the lazyass

главная