23:26 

Тяжесть

драконы и ибупрофен
If you want something done — do yourself!
Фандом: Mass effect
Автор: dragons_and_ibuprofen
Персонажи: фемШепард/Гаррус Вакариан
Миник, 1004 слова, гет, PG-13
Предупреждения: hurt/comfort, красная концовка
Дисклеймер: отказываюсь
Саммари: иногда лучше оставить тяжелую ношу на своих плечах

За два месяца он приходил сюда раз двадцать. Пришел бы и больше, да не получалось. Слишком уж плотный график был у советника Примарха.

Зато он созванивался с администрацией госпиталя каждый день. Медсестры узнавали его по голосу и каждый раз отвечали, что ее состояние стабильно тяжелое. В их сдержанных ответах прятались сочувственные интонации.

Во время посещений госпиталя его узнавали, хотя медперсонал полностью состоял из людей. Ему кивали, его благодарили и иногда даже норовили пожать руку. Было приятно осознавать, что люди и турианцы сблизились настолько тесно.

Гаррус Вакариан приходил в этот военный госпиталь в надежде увидеть ее. И один раз ему это удалось: украдкой, через стекло палаты интенсивной терапии он смог разглядеть лишь силуэт. Темную, совсем не похожую на Шепард, фигуру. Тень на белых простынях. Это случилось ровно двадцать дней назад и даже тогда доктора не давали никаких прогнозов.

Сегодня он не стал звонить, а просто зашел вечером к концу дневной смены. В груди теплилось предчувствие.

Знакомый-уже-за-столько-времени-доктор скользнул по нему рассеянным взглядом. Он выглядел усталым и не ответил на приветствие.

— Можно мне…

— Да, — отрезал доктор, даже не дослушав «увидеть ее». — Можно, только недолго.

Он дернул головой и протянул руку в направлении двери, приглашая Гарруса. Тот не заставил себя упрашивать.

— Каждые два часа ей автоматически делается инъекция седативного, - сказал доктор. — Так что не стоит надеяться на разговор.

«Да к херам кроганским разговор» — подумал Гаррус. Все что ему было нужно — просто увидеть ее вблизи, а если сильно повезет, то прикоснуться. Убедиться на ощупь, что она и, правда, была живой.

Они пошли совсем в другую сторону от палат интенсивной терапии и Гаррус спросил об этом. Доктор кивнул.

— Ее перевели сегодня утром.

Перевод — это значило, что она поправляется. Самая хорошая новость за последнее время.

Они в молчании дошли до палаты. Внутри нее был полумрак: серый свет лился сквозь небольшое окно. Гаррус в нерешительности замер на пороге, а доктор прошел вглубь комнаты и взглянул на монитор большого медицинского прибора возле кровати.

В палате стоял сильный запах лекарств и антисептиков. Шепард лежала на кровати, укрытая одеялом до подбородка. Из-под него было видно лишь ее голову да правую руку по локоть. Ее ладонь была замотана бинтом, из-под которого было видно часть внутривенного катетера. От него отходила прозрачная трубочка к медицинскому прибору.

Доктор повернулся к Гаррусу и кивнул, приглашая войти.

— Будьте осторожны, — прошептал он, когда Гаррус подошел ближе. — Я пока сниму наблюдение. Если будет происходить что-то непонятное, нажмите кнопку вызова.

Затем он активировал уни-инструмент, отключил камеры в палате и быстро ушел.

Пищал кардиограф, фиксируя размеренный сердечный ритм. Гаррус стоял над кроватью, не в силах оторвать взгляда от лица Шепард. В этих заостренных чертах с трудом можно было узнать прежнюю ее.

Он простоял так довольно долго, не зная, что ему делать. Потом сел на пол возле ее кровати. Ему хотелось, сказать ей, что-то ободряющее, но какой смысл был ободрять того, кто не мог слышать? Он отвернулся и посмотрел в окно.

Серые дни. Солнечный свет не мог пробиться сквозь плотную завесу пыли, которая поднялась с поверхности планеты после боев со Жнецами. Земные ученые говорили, что нужно время: дескать, вся это взвесь осядет и снова будет светло и тепло.

Он подумал о Палавене. А ведь там, наверное, было то же самое: вынужденная ночь, после которой должен был наступить рассвет. И где-то в той ночи тоже были дорогие для него люди. Если бы он был оптимистом, то мечтал бы о будущем знакомстве Шепард с ними.

Послышался громкий вздох, и он тут же посмотрел на Шепард. Она чуть-чуть повернула голову во сне и приоткрыла рот. В остальном ничего не изменилось. Не удержавшись, он осторожно погладил ее руку и слегка стиснул прохладные пальцы с обломанными ногтями. Она сильная. Она выберется. По-другому даже быть не может.

Каково же было его удивление, когда ее рука слабо дрогнула. Он поднял голову и встретился с ней взглядом.

— Гаррус, — ее голос был едва слышен, и она тянула гласные, словно пьяная, — как я выгляжу?

Он застыл на несколько мгновений. Радость плескалась где-то в горле, мешая говорить.

— Как дерьмо, — он широко ухмыльнулся, не в силах сдержать себя. — Прости, но ты выглядишь как дерьмо.

— Ну, у тебя и рожа сейчас, Вакариан, — он с видимым трудом сглотнула слюну и слабо улыбнулась. — Как сам?

— Нормально.

Она подняла руку и дотронулась до его скулы. Кардиограф запищал сильнее и Гаррус забеспокоился. Что там говорил доктор? Если что-то не так, то надо позвать его? Он посмотрел на кнопку вызова, и уже сделал движение, чтобы дотянуться до нее. Но Шепард остановила его. Она стиснула его подбородок и с неожиданной силой повернула голову, заставив посмотреть на себя.

— Я в норме.

В ее голосе зазвучали привычные интонации не-спорь-я-твой-блядский-босс. Он только покачал головой. В норме она, как же. Только что по кускам не разваливается.

Сказать, нужно было сказать что-нибудь ободряющее, но все вылетело из головы. Хотелось просто смотреть и запоминать каждый миг ее возвращения. Тень обретала плоть и жизнь.

— Что с нашими?

— Все хорошо, ждут тебя.

Сейчас он отделывался дежурной фразой. За ней было так удобно прятать правду: выжили-то не все. И речь шла даже не об отдельных членах команды, а о целой расе. Которые для Шепард тоже стали «нашими».

Но ей надо было сейчас выкарабкиваться самой — еще одна ноша была ни к чему.

Несмотря на свое состояние, она все поняла. Это было видно по ее глазам и по складке между бровями.

— Не надо так. Скажи, кто?

В это время медицинский прибор возле кровати издал тихий звук и в нем что-то зашипело. По тонкой трубочке, идущей к внутривенному катетеру, потекла прозрачная жидкость.

— Вот дерьмо, — рука Шепард бессильно упала обратно на кровать. — Я сейчас опять усну. Скажи мне.

Гаррус промолчал, чувствуя себя последней сволочью. Он скажет ей потом.

— Все хорошо, не волнуйся, — он встал и погладил ее по голове. Короткие, едва отросшие волосы, кололи ладонь. — Поговорим, когда тебе станет лучше.

Лекарство уже начало действовать. Было видно, как Шепард изо всех сил пыталась не поддаваться сну.

— Сукин сын, — прошептала она едва слышно. — Я в норме, ты же…

Фраза осталось не законченной. Она замолчала и закрыла глаза, голова ее слегка наклонилась на бок. Писк кардиографа вновь становился размеренным и неторопливым.

Гаррус поправил одеяло на ее груди. В следующий раз ему предстоит тяжелый разговор, но он будет ждать его с нетерпением.


@темы: PG-13, mass effect, shakarian, гаррус вакариан, гет, мини, фанфик, фемшеп, фикло мое тяжкое

URL
Комментарии
2015-12-04 в 10:22 

Darth Achernar
<Designer of Nightmares> | Представь, что ты - ромб
Красная концовка :weep3:

2015-12-04 в 20:17 

драконы и ибупрофен
If you want something done — do yourself!
MaKoutarou, я всякие концовки делала. Но в принципе для меня есть только красная, в силу шакариана головного мозга. Там хоть какая-то надежда, хотя СУЗИ и геты:weep3:

URL
2015-12-04 в 20:21 

Darth Achernar
<Designer of Nightmares> | Представь, что ты - ромб
драконы и ибупрофен, просто для меня только зелёная. И ваще гетов и СУЗИ я убить не могу т.т

2015-12-04 в 20:26 

драконы и ибупрофен
If you want something done — do yourself!
MaKoutarou, почему не синяя?

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

lair of the lazyass

главная